«Самара» носится с сачком

Капитан «Самары» Анатолий Олюшин выходные дни и праздники недолюбливает. Кому-то веселье и отдых, а его катер-трудяга, очищающий реки и каналы от наплавного мусора, после таких дней особенно загружен работой. Вместительная бочка, закрепленная в носовой части, тогда наполняется в два счета.

За 12-часовое дежурство судно, пробегая по своему маршруту несколько раз, успевает собрать с поверхности воды не меньше двух кубов разного бытового хлама, а всего за год вместе с сором, собранным зимой на скованных льдом водных дорожках Петербурга, это подразделение «Ленводхоза» отправляет на сортировку и утилизацию около полутора тысяч тонн мусора.

…Каждый день акваторию рек и каналов, находящихся в центральной части города, приводят в порядок пять катеров. Несудоходные речки, вроде Красненькой или Дачной, городские пруды и озера рабочие «Ленводхоза» тоже старательно чистят. Еще есть бригады, курсирующие по берегам водоемов с пластиковыми мешками. Всего же на уборку «подмоченного» и сухого прибрежного мусора в этой организации ежедневно выходят несколько десятков человек.

За каждым плавающим «дворником» закреплена своя территория. «Самара» — самая молодая (открыла третью навигацию) и маневренная в этой небольшой флотилии, поскольку имеет особые технические характеристики. А потому ей достался непростой участок: звено Анатолия Олюшина из трех человек следит за тем, чтобы оставались чистыми Фонтанка, Крюков и Ново-Адмиралтейский каналы да еще часть канала Грибоедова. Вон он-то, неширокий и очень извилистый, протекающий в самых людных местах, обрастает мусором быстрее всего.

Технология работы простая: увидели качающиеся на волнах бытовые отбросы (прогулочные катера гонят волну тут без устали), подплыли и убрали сачком с длинной ручкой. Фонтанка самая широкая — до 70 метров и самая длинная в «хозяйстве» Олюшина речка. И течение здесь сильное — оно тут же относит попавшие в реку предметы к берегам, где старательный катер «сметает» их в синюю бочку.

Наибольший «улов» состоит, конечно, из пластиковых бутылок, коробок от сигарет, бумажного сора. Иной раз приходится поднимать сачком шляпу, сумку или сломанный зонт. После разного рода торжеств на воде оказывается много полусдутых шаров, и тогда корма «Самары» сама обретает праздничный вид.
Попадаются пакеты с бытовыми отбросами — чаще всего в раннее утро. А бывает, увидев снующий от берега к берегу «уборочный» катер, кто-нибудь специально пнет ногой оставленную у парапета бутылку. Просто из озорства: потрудитесь, дескать, забрать.

«Пройдите по любой городской набережной, много ли увидите урн? — задает риторический вопрос капитан. — Вот то-то и оно, проблема еще в этом…»

Но попадаются вещи и покрупнее: доводилось вылавливать ветхое кресло, бревна разной величины, легкие дорожные ограждения, а однажды катер встретил… пластиковый биотуалет. Уж он-то как угодил в воды Фонтанки — неизвестно.

По словам Алексея Безрукова, начальника южного производственного участка, речные воды в центре Петербурга за годы его работы в «Ленводхозе» чище не стали. Разве что самую малость. Хотя рыбаки все так же терпеливо стоят на берегах с удочками и уходят домой не с пустыми руками, добывая окуня и леща, — это показатель нормальной экологической среды.

А вот назвать здоровым экологическое сознание горожан и гостей северной столицы Алексей Безруков, право, не решился.

Источник: Санкт-Петербургские ведомости